Максимальный срок административного задержания

Статья 27.5. Сроки административного задержания

1. Срок административного задержания не должен превышать три часа, за исключением случаев, предусмотренных частями 2 и 3 настоящей статьи.

2. Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, посягающем на установленный режим Государственной границы Российской Федерации и порядок пребывания на территории Российской Федерации, об административном правонарушении, совершенном во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе, в исключительной экономической зоне Российской Федерации, или о нарушении таможенных правил, в случае необходимости для установления личности или для выяснения обстоятельств административного правонарушения может быть подвергнуто административному задержанию на срок не более 48 часов.

3. Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, влекущем в качестве одной из мер административного наказания административный арест, может быть подвергнуто административному задержанию на срок не более 48 часов.

4. Срок административного задержания лица исчисляется с момента доставления в соответствии со статьей 27.2 настоящего Кодекса, а лица, находящегося в состоянии опьянения, со времени его вытрезвления.

  • Президент
    России
  • Сервер органов государственной власти РФ
  • Порталы правовой информации
  • ДТ МВД России
  • ГУОБДД МВД России
  • ДГСК МВД России
  • ГУТ МВД России
  • Общественный совет при МВД России
  • Совет ветеранов МВД
  • Закон о полиции
  • Госуслуги
  • Спас-экстрим. Портал детской безопасности.
  • История полиции
  • Центр социальной работы МВД России
  • Народные дружины
  • Всероссийская перепись населения
  • Фотоконкурс «Открытый взгляд»
  • Группа личных представителей стран Балтии
  • Динамо 25
  • Интерполитех
  • Профсоюзный комитет
  • ЦАРИКЦ: борьба с транснациональной наркопреступностью
  • Контроль-надзор.рф
  • Список лиц, которым запрещено посещение спортивных мероприятий
  • Комиссия по выявлению и сохранению объектов военно-техническгой истории и фортификации
  • Правовой портал Минюста России
    ПРАВО-МИНЮСТ.РФ
  • Восточный экономический форум
  • Международный форум «Неделя Национальной Безопасности»
  • Предложения по оценке эффективности и пересмотру обязательных требований
  • Петербургский международный экономический форум
  • Комплексы фотовидеофиксации на дорогах
  • Единая очередь на получение сотрудниками МВД России социальной выплаты
  • Международный молодежный конкурс «Вместе против коррупции»

Рубрикатор

  • А
  • Б
  • В
  • Г
  • Д
  • Е
  • Ё
  • Ж
  • З
  • И
  • К
  • Л
  • М
  • Н
  • О
  • П
  • Р
  • С
  • Т
  • У
  • Ф
  • Х
  • Ц
  • Ч
  • Ш
  • Щ
  • Э
  • Ю
  • Я
  • Вcе

Об использовании информации сайта

Все материалы сайта Министерства внутренних дел Российской Федерации могут быть воспроизведены в любых средствах массовой информации, на серверах сети Интернет или на любых иных носителях без каких-либо ограничений по объему и срокам публикации.

Это разрешение в равной степени распространяется на газеты, журналы, радиостанции, телеканалы, сайты и страницы сети Интернет. Единственным условием перепечатки и ретрансляции является ссылка на первоисточник.

Никакого предварительного согласия на перепечатку со стороны Министерства внутренних дел Российской Федерации не требуется.

Статья 27.5 КоАП РФ. Сроки административного задержания

1. Срок административного задержания не должен превышать три часа, за исключением случаев, предусмотренных частями 2 и 3 настоящей статьи.

2. Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, посягающем на установленный режим Государственной границы Российской Федерации и порядок пребывания на территории Российской Федерации, об административном правонарушении, совершенном во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе, в исключительной экономической зоне Российской Федерации, или о нарушении таможенных правил, в случае необходимости для установления личности или для выяснения обстоятельств административного правонарушения может быть подвергнуто административному задержанию на срок не более 48 часов.

3. Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, влекущем в качестве одной из мер административного наказания административный арест или административное выдворение за пределы Российской Федерации, может быть подвергнуто административному задержанию на срок не более 48 часов.

4. Срок административного задержания лица исчисляется с момента его доставления в соответствии со статьей 27.2 настоящего Кодекса. Срок административного задержания лица, находящегося в состоянии опьянения, исчисляется с момента его вытрезвления. При этом общий срок времени вытрезвления лица, находящегося в состоянии опьянения, с момента его доставления в соответствии со статьей 27.2 настоящего Кодекса и административного задержания такого лица на основании части 2 или 3 настоящей статьи не может превышать 48 часов.

Комментарии к ст. 27.5 КОАП РФ

1. При применении комментируемой статьи необходимо учитывать положения ст. 22 Конституции РФ, согласно которой до судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 17 февраля 1998 г. (СЗ РФ. 1998. N 9. Ст. 1142) отмечено, что по смыслу упомянутой статьи Конституции РФ установленный ею порядок применения соответствующих мер принуждения распространяется и на административное задержание.

В ч. 1 комментируемой статьи указан общий предельный срок административного задержания лица, совершившего административное правонарушение, — 3 часа. В срок административного задержания лица надлежит включать время фактического нахождения в качестве задержанного с момента доставления для составления протокола и до момента освобождения, но не более 3 часов.

2. Лица, совершившие мелкое хулиганство и ряд других правонарушений, влекущих в качестве одной из мер административного наказания административный арест, могут быть задержаны начальником органа внутренних дел (его заместителем), начальником дежурной части (дежурной смены дежурной части), уполномоченными должностными лицами иных государственных органов, осуществляющими административное задержание в соответствии со ст. 27.3 Кодекса, на срок, необходимый для рассмотрения дела судьей, но не более 48 часов. При отсутствии в указанных в ст. 27.3 Кодекса органах специально отведенных для содержания задержанных лиц помещений либо специальных учреждений, создаваемых в установленном порядке органами исполнительной власти субъектов РФ, содержание административно задержанных по основаниям, указанным в ч. ч. 2 и 3 ст. 27.5 Кодекса, не допускается.

3. В условиях чрезвычайного положения граждане, нарушившие правила комендантского часа, задерживаются силами охраны правопорядка до окончания комендантского часа, а лица, не имеющие при себе документов, удостоверяющих личность, — до установления их личности, но не более чем на трое суток по решению начальника органа внутренних дел или его заместителя.

В соответствии с Постановлением Конституционного Суда РФ от 14 марта 2002 г. срок административного задержания с 1 июля 2002 г. без судебного решения не может превышать 48 часов. По решению суда в определенных условиях указанный срок может быть продлен не более чем на 10 суток (ст. 31 Федерального конституционного закона от 30 мая 2001 г. N 3-ФКЗ «О чрезвычайном положении»).

4. В условиях военного положения в соответствии со ст. 7 Федерального конституционного закона от 30 января 2002 г. N 1-ФКЗ «О военном положении» федеральным органам исполнительной власти, органам исполнительной власти субъектов РФ и органам военного управления предоставлено право при необходимости осуществлять задержание граждан на срок до 30 суток.

5. В соответствии с Федеральным законом от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» (с изм. и доп.) определена система специализированных учреждений для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации, органов управления социальной защиты населения. Статья 21 упомянутого Федерального закона определяет, что в органах внутренних дел имеются подразделения по делам несовершеннолетних и центры временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей. В указанные центры в соответствии со ст. 22 данного Закона могут быть помещены по постановлению судьи несовершеннолетние, совершившие правонарушения, влекущие административную ответственность, в случаях, если их личность не установлена либо они не имеют места жительства, места пребывания или не проживают на территории субъекта РФ, где ими было совершено административное правонарушение. При этом в течение 24 часов ставится в известность прокурор, а в течение 2 суток со дня помещения такого лица в изолятор материалы направляются судье для решения вопроса о дальнейшем содержании или освобождении несовершеннолетнего. Несовершеннолетние могут находиться в изоляторе временного содержания в течение времени, минимально необходимого для их устройства, но не более 30 суток. В исключительных случаях это время может быть продлено на основании постановления судьи на срок до 15 суток.

Читайте также  Есть ли ограничения по возрасту для водителей

6. Иностранные граждане и лица без гражданства, совершившие незаконное пересечение Государственной границы РФ, в отношении которых приняты решения о передаче властям сопредельных государств или депортации из Российской Федерации либо приняты постановления о назначении административного наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации, по решению суда задерживаются органами внутренних дел или безопасности на время, необходимое для исполнения решения, постановления (см. ст. ст. 31 и 34 Федерального закона от 25 июля 2002 г. N 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» с изм. и доп.).

Протокол на месте

Кроме того ВС признал, что буйное поведение задержанного не даёт полиции права применять в отношении него спецсредства, в частности, электрошокеры. Дело в том, что профильный закон даёт полиции право пользоваться ими для пресечения массовых беспорядков и иных противоправных действий, нарушающих движение транспорта, работу средств связи и организаций. Во всех же остальных случаях — в отделении полиции, в квартирах, торговых центрах или в парках — применение шокеров в отношении буянов неуместно.

Встать на сторону граждан и немного поумерить пыл некоторых полицейских Верховный суд решил, изучив дело жителя Санкт-Петербурга, оказавшегося в отделении полиции после обычной поездки на такси. Сотрудники ДПС остановили таксиста за отказ пропустить пешехода. В итоге в участок отправился пассажир, поскольку он, по словам стражей правопорядка, нецензурно комментировал их действия. В отделении задержанный стал требовать выпустить его в туалет. И делал это так рьяно, что полицейские не придумали ничего лучше, как усмирить его электрошокером.

В результате на мужчину завели дело о мелком хулиганстве, но суд прекратил его из-за отсутствия состава правонарушения. В решении уточнялось, что вину пассажира доказать не удалось, так как полицейские не нашли свидетелей хулиганства из-за того, что инцидент произошел поздно вечером и на улице совсем не было прохожих. Ведь хулиганство — это действия, выражающие неуважение к обществу. А если никого не было, то и непонятно, как задержанный умудрился похулиганить.

Оскорбленный пассажир после прекращения дела подал иск с требованием возместить ему моральный вред в размере 300 тысяч рублей за незаконное задержание и применение спецсредств. Однако Ленинский районный суд Санкт-Петербурга и две последующие инстанции в выплате отказали, пояснив, что раз в ходе процесса по его административному делу действия полиции не были признаны незаконными, то и компенсация не положена.

Верховный суд с такой трактовкой событий не согласился. По общему правилу, доказывать обстоятельства, на которых основываются требования, должен истец. Однако это не исключает обязанности должностных лиц доказать законность и необходимость административного задержания лица, применения к нему физической силы и спецсредств, а также их соразмерность содеянному с учётом конкретных обстоятельств дела, подчеркнул ВС.

Верховный суд разъяснил, что бремя доказывания правомерности задержания и применения спецсредств к гражданину ложится именно на правоохранительные органы. Поскольку в противном случае нарушается фундаментальное требование закона о том, что обвинение должно доказывать свою правоту. При этом суды не должны накладывать на задержанного, оспаривающего действия правоохранителей, «чрезмерное и непомерное бремя доказывания» незаконности действий полиции. ВС рекомендует судьям всеми способами помогать человеку добиться правды в неравном споре с людьми в погонах.

«Это обусловлено тем, что при разрешении споров, связанных с задержанием гражданина сотрудниками полиции и содержанием его в специальных помещениях, гражданин ограничен в возможности фиксации событий и представлении доказательств о данных обстоятельствах, в то время как должностные лица правоохранительных органов такими возможностями располагают. Более того, на них возложена обязанность фиксации и надлежащего оформления документов о совершении гражданами правонарушений и законности применяемых к ним мер воздействия», — поясняет ВС.

Верховный суд также напомнил, что кратковременное ограничение свободы правонарушителя может применяться только в исключительных случаях (часть 1 статьи 27.3 КоАП). При этом срок административного задержания не должен превышать 3 часа (части 1 и 3 статьи 27.5 КоАП). Тогда как героя этого материала держали в отделении почти на 7 часов. Кроме того задержанные на срок более 3 часов лица должны быть обеспечены питанием.

Но самое главное — ВС решил, что привлекаемые к административной ответственности лица доставляются в отдел полиции только в случаях, когда протокол о правонарушении невозможно составить на месте. При наличии возможности установления личности нарушителя, наличии необходимых документов, подходящей обстановки на месте совершения правонарушения (включая погоду) протокол об административном правонарушении составляется на месте его совершения. В деле пассажира питерского такси каких-либо объективных причин для доставления человека в отделение суды не установили.

Что касается применения спецсредств, то закон даёт полиции право пользоваться ими для пресечения массовых беспорядков и иных противоправных действий, нарушающих движение транспорта, работу средств связи и организаций. В рапорте помощника оперативного дежурного указано, что электрошокер к пассажиру такси применили для прекращения буйства в дежурной части. «Такого основания для применения электрошокового устройства Закон о полиции не содержит», — разъяснил ВС.

В итоге судебная коллегия по гражданским делам ВС не признала состоявшиеся по делу решения законными и отменила их. Дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Антон Цветков, председатель Общероссийского движения «Сильная Россия»:

— Электрошокер должен применяться сотрудником полиции для личной защиты и для защиты граждан от нападения или противоправных действий правонарушителей, но надо отчётливо понимать, что это не средство воспитания или наказания правонарушителя. Шокер причиняет значительную боль и может быть опасен для здоровья. Имеет смысл использовать его, когда, например, дубинки уже недостаточно для защиты, но есть возможность остановить преступника электрическим разрядом, а не огнестрельным оружием. То есть, применение шокера фактически более гуманная процедура, чем применение оружия, надо это помнить и не использовать его необоснованно.

В тоже время сотрудники, применившие огнестрельное оружие в соответствии с Законом, нередко потом имеют серьёзные проблемы и против них заводят уголовные дела. Многие уже боятся обоснованно применять оружие, так как за это просто можно сесть. Применение электрошокера в этой ситуации — самое оптимальное решение. По этой же причине следует также активней внедрять в арсенал полиции травматические пистолеты дополнительно к огнестрельному оружию.

Юрий Жданов, генерал-лейтенант МВД, руководитель российской секции Международной полицейской ассоциации, доктор юридических наук, профессор,:

— Действующие нормы права довольно подробно регулируют применение спецсредств. Но, одновременно, невозможно нормативно закрепить все возможные случаи применения. Поэтому при жалобах граждан необходимо каждый раз внимательно изучать каждую ситуацию и давать ей судебную, либо ведомственную оценку. С одной стороны, можно согласиться с позицией ВС об избирательности мер при применении электрошокеров и необходимости максимального правового регулирования случаев когда это допустимо, с другой стороны, мои зарубежные коллеги из полиции США, Германии и ряда других стран в подобных случаях чаще применяют боевое оружие, а не электрошокеры. Существует очень тонкая грань, и если ситуацию зарегулировать и передавить у полиции опустятся руки, и защищать нормальных граждан от преступников желание поубавится.

Читайте также  Что нельзя провозить в поезде по России

Памятка при задержании

В данном разделе представлена памятка о правах при задержании сотрудниками правоохранительных органов, а также руководство к действию при задержании.

Лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов (статья 22 Конституции, статья 14 Федерального закона «О Полиции» от 07.02.2011 № 3).
При этом срок административного задержания не должен превышать 3-х часов, за исключением, если совершенное правонарушение влечет административное наказание в виде административного ареста (ст. 27.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).
Срок задержания исчисляется с момента фактического ограничения свободы передвижения лица (п. 4 ст. 14 ФЗ «О полиции»).
По истечении 48-ми (или 3-х при административном задержании) часов с момента задержания задержанное лицо подлежит освобождению, если в отношении него не была избрана мера пресечения в рамках уголовного либо административного производства.

При обращении сотрудник полиции обязан выполнить следующие действия:
1) назвать свои должность, звание, фамилию, предъявить по требованию гражданина служебное удостоверение, после чего сообщить причину и цель обращения;
2) в случае применения к гражданину мер, ограничивающих его права и свободы, разъяснить ему причину и основания применения таких мер, а также возникающие в связи с этим права и обязанности гражданина;
3) разъяснить лицу, подвергнутому задержанию, его право на юридическую помощь, право на услуги переводчика, право на уведомление близких родственников или близких лиц о факте его задержания, право на отказ от дачи объяснения (п. 4 ст. 5, п. 3 ст. 14 ФЗ «О полиции»).

Задержанное лицо в кратчайший срок, но не позднее трех часов с момента задержания имеет право на один телефонный разговор в целях уведомления близких родственников или близких лиц о своем задержании и месте нахождения. Такое уведомление по просьбе задержанного лица может сделать сотрудник полиции (п. 7 ст. 14 ФЗ «О полиции»).

После доставления подозреваемого в орган дознания или к следователю в срок не более 3 часов должен быть составлен протокол задержания, в котором делается отметка о том, что подозреваемому разъяснены права.
В протоколе указываются дата и время составления протокола, дата, время, место, основания и мотивы задержания подозреваемого, результаты его личного обыска и другие обстоятельства его задержания. Протокол задержания подписывается лицом, его составившим, и подозреваемым (ст. 92 УПК РФ).

Подозреваемый может быть подвергнут личному обыску.
Личный обыск лица производится только лицом одного с ним пола и в присутствии понятых и специалистов того же пола, если они участвуют в данном следственном действии (ст. 184 УПК РФ).

ВНИМАНИЕ! Зачастую, именно при проведении личного обыска сотрудники правоохранительных органов могут совершить противоправные действия (провокации) в отношении задержанного лица. Если вы уверены, что при вас нет никаких запрещенных предметов – требуйте присутствие понятых с самого начала обыска. Тогда совершить противоправные действия будет гораздо сложнее. Важно обратить внимание на понятых, записать их данные. В случае незаконных действий, необходимо отобразить это в протоколе.

Задержанное лицо вправе пользоваться услугами адвоката (защитника) и переводчика с момента задержания (ст. 46 УПК РФ, п. 5 ст. 14 ФЗ «О полиции»).

Задержанный вправе отказаться от дачи показаний (статья 51 Конституции РФ — никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников).

ВНИМАНИЕ: мы настоятельно рекомендуем отказаться от дачи показаний до прибытия своего адвоката. Только после выстраивания линии защиты можно давать показания!

Задержанный вправе давать показания и объяснения на родном языке, которым он владеет (п. 6 ч. 4 ст. 46 УПК РФ).

Задержанный имеет право на получение медицинской помощи в необходимых случаях (ч. 1 ст. 29 Основ законодательства РФ об
охране здоровья граждан).

Подозреваемый вправе получить копию постановления о возбуждении против него уголовного дела, либо копию протокола задержания, либо копию постановления о применении к нему меры пресечения (п. 1 ч. 4 ст. 46 УПК РФ).

Задержанные лица содержатся в специально отведенных для этого помещениях под охраной в условиях, исключающих угрозу их жизни и здоровью. Задержанные лица перед водворением в специально отведенные для этого помещения и после окончания срока задержания подвергаются осмотру, результаты которого заносятся в протокол о задержании.

КС: Административное задержание должно обосновываться

Проект Комитета гражданских инициатив «Открытая полиция» продолжает серию публикаций на сайте «АГ», посвященных судебным актам, связанным с деятельностью правоохранительных органов в России и призванным защитить права граждан при взаимодействии с полицией.

Конституционный Суд РФ в Постановлении от 16 июня 2009 г. № 9-П рассмотрел вопрос о соответствии сразу нескольких положений закона Конституции РФ. Предметом рассмотрения стали нормы, регулирующие применение одной из мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении – административного задержания, а также последующее возмещение вреда, в том числе морального, причиненного незаконными действиями органов публичной власти и их должностными лицами. КС РФ разъяснил, что задержание не может применяться автоматически при наличии оснований полагать, что гражданин совершил правонарушение, а вред в случае незаконного задержания подлежит взысканию независимо от вины органов власти и должностных лиц.

Кодекс РФ об административных правонарушениях предполагает различные меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях (ст. 27.1), среди которых одной из наиболее посягающих на права и свободы человека является административное задержание – кратковременное ограничение свободы, максимальный срок которого составляет 48 часов (ст. 27.3, ч. 3 ст. 27.5). Вместе с тем даже незначительное по времени ограничение свободы является вмешательством в свободу и личную неприкосновенность, охраняемые положениями Конституции РФ (ст. 22). Этому корреспондирует и ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Европейская Конвенция).

В первую очередь КС РФ рассмотрел вопрос о возможных ограничениях упомянутого конституционного права – учитывая его исключительную ценность. Суд обратил внимание на то, что оно может быть ограничено лишь при соблюдении общеправовых принципов и на основе конституционных критериев необходимости, разумности и соразмерности, дабы не допустить утраты самого существа данного права.

Признавая необходимость повышенного уровня защиты прав и свобод граждан в сфере правоотношений, связанных с публичной, в том числе административной, ответственностью, КС РФ вновь подчеркнул, что законодательные механизмы, действующие в этой сфере, должны соответствовать вытекающим из Конституции РФ и общих принципов права критериям справедливости, соразмерности и правовой безопасности, с тем чтобы гарантировать эффективную защиту прав и свобод человека.

Для начала Суд обратил внимание на автономность значения термина «лишение свободы» в его конституционно-правовом смысле и признал, что административное задержание представляет собой, по сути, лишение свободы, хотя и носящее кратковременный характер.

Опираясь на прецедентную практику Европейского Суда по правам человека, КС РФ пришел к выводу, что законность применения задержания должна оцениваться не только с точки зрения соблюдения формальных правил, но и с учетом целей применения этой меры. Он признал, что любые меры, если они фактически влекут лишение свободы, должны отвечать критериям правомерности именно в контексте ст. 22 Конституции РФ и ст. 5 Европейской Конвенции.

Читайте также  Как обойти транспортный налог на автомобиль

Во-первых, любое административное задержание должно отвечать требованию законности, в частности, быть обусловлено как минимум одной из следующих целей: (1) производиться с тем, чтобы задержанное лицо предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения, либо в связи с (2) необходимостью предотвратить совершение задерживаемым лицом правонарушения или (3) помешать ему скрыться после его совершения.

Во-вторых, лишение свободы должно быть необходимым, а именно применяться исключительно с целью защиты конституционных интересов, быть способным обеспечить социально необходимый результат. Полиция не может ограничиться одним лишь упоминанием легитимной цели задержания в протоколе об административном задержании.

В-третьих, задержание должно быть соразмерным (пропорциональным) преследуемым законным (формальным) целям – задача судов общей юрисдикции проверять, было ли задержание единственной разумной мерой в конкретных обстоятельствах и не имелось ли альтернативных средств, позволяющих достичь того же результата, но с меньшей степенью вмешательства в права гражданина.

Для оценки законности задержания судам надлежит выяснять, располагает ли должностное лицо, осуществляющее задержание, фактами и сведениями, достаточными для объективно обоснованного подозрения в том, что задерживаемый мог совершить соответствующее правонарушение. КС РФ особо акцентировал внимание на том, что задержание во всяком случае не может быть признано обоснованным, если вменяемые задержанному действия в момент их совершения не могли расцениваться как правонарушение.

Иными словами, ошибочно полагать, что сотрудники полиции могут автоматически задерживать граждан и держать их взаперти несколько часов, даже если они совершили правонарушение. Справедливо и обратное – само по себе то обстоятельство, что задержанный впоследствии не был привлечен к административной ответственности или вовсе не предстал перед судом, не обязательно означает, что его задержание было незаконным, поскольку, как пояснил КС РФ, «целью задержания является создание условий для проведения производства по делу об административном правонарушении, с тем чтобы были проверены факты, подтверждены или устранены конкретные подозрения, обосновывающие задержание, подготовлены необходимые документы для передачи дела на рассмотрение суда».

Срок применения административного задержания также не может быть произвольным, и, хотя Основной закон позволяет лишать свободы без вынесения судебного решения в течение 48 часов, правоохранители обязаны каждый раз объяснять, почему длительность конкретного административного задержания была именно такой, а не иной.

Что же касается доставления в полицейский участок – требования к этой процедуре абсолютно аналогичны. Так, закон позволяет доставлять гражданина для составления протокола об административном правонарушении только лишь при невозможности его составления на месте (ст. 27.2 КоАП РФ). Это означает, что полицейские должны объяснить, какие конкретно обстоятельства помешали составлению процессуального документа без поездки в отдел. Это объяснение должно быть адекватным образом мотивировано – к примеру, отсутствием у сотрудника «бланка» протокола вряд ли можно аргументировать правомерность доставления. Для иллюстрации – в подавляющем большинстве случаев сотрудники ДПС ГИБДД не везут автолюбителей в участок, так почему же патрульно-постовая служба часто поступает иначе?

Особого внимания заслуживает правовая позиция КС РФ относительно возможности обжалования принудительной меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении – Суд указал, что прекращение производства по делу об административном правонарушении в связи с отсутствием события или состава административного правонарушения, а также по каким-либо иным основаниям не может служить препятствием для этого. Таким образом, гражданин, чье дело прекратили в связи с истечением срока давности привлечения к ответственности, тем не менее вправе отдельно потребовать признать незаконным, к примеру, доставление в отдел полиции.

Крайне важен и вывод КС РФ о компенсаторном механизме в случае незаконного административного задержания.

Суд отметил прямое указание закона на то, что возмещение вреда в случае незаконного применения наказания в виде административного ареста производится независимо от вины органов государственной власти и их должностных лиц (ст. 1070 и 1100 ГК РФ), то есть с исключением из общего правила.

Однако тот факт, что административное задержание не является арестом как мерой административного наказания, еще не означает, что в случае незаконного задержания должен применяться иной механизм компенсации вреда, нежели при незаконном аресте.

Так, задержание связано с принудительным пребыванием гражданина в ограниченном пространстве, временной изоляцией от общества, прекращением выполнения служебных обязанностей, с невозможностью свободного передвижения и общения с другими лицами, поэтому представляет собой лишение свободы в смысле ст. 22 Конституции РФ и ст. 5 § 1 (с) Европейской Конвенции. Следовательно, учитывая природу ограничений и последствий, не существует каких-либо причин, которые могли бы оправдать применение различающихся компенсаторных механизмов в случае административного задержания и административного ареста. Иное не соответствовало бы ни Конституции РФ, ни Европейской Конвенции.

Таким образом, нормы п. 1 ст. 1070 и абз. 3 ст. 1100 ГК РФ не могут рассматриваться как исключающие возможность возмещения гражданину имущественного ущерба и компенсации морального вреда независимо от вины должностных лиц, являющихся причинителями вреда, в случае признания административного задержания на срок не более 48 часов незаконным, – резюмировал КС РФ.

Наконец, КС РФ разъяснил, что отказ от административного преследования в связи с истечением сроков давности привлечения к административной ответственности не может препятствовать реализации права на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц, совершенными при производстве по делу об административном правонарушении. По мнению Суда, в случае прекращения дела об административном правонарушении гражданин вправе инициировать гражданский спор и при причинении ему вреда получить соответствующую компенсацию.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: