Ответственность водителя при ДТП на автомобиле работодателя

Компания или сотрудник: кто заплатит за ДТП с последствиями

В результате ДТП скончался Игорь Носов*. Виновным аварии суд признал Олега Маркина*: он нарушил правила дорожного движения, что повлекло по неосторожности смерть человека (ч. 3 ст. 264 УК). При этом Маркин во время ДТП был на служебном автомобиле, который принадлежит его работодателю ИП Н. Ф. Заике. Супруга погибшего Ирина Носова* обратилась в суд с иском к ИП Заике о компенсации морального вреда в размере 2 млн руб. Носова пояснила, что из-за гибели мужа она перенесла большой стресс, это повлияло на ее эмоциональное и психическое состояние, у нее на иждивении осталось двое несовершеннолетних детей.

Белореченский районный суд Краснодарского края удовлетворил иск частично – на 500 000 руб. Он решил, что ИП Заика как владелец источника повышенной опасности обязан возместить не только материальный ущерб, но и компенсировать моральный вред, причиненный его работником при исполнении трудовых обязанностей (ст. 150, 151, 1099–1101, 1068, 1079 УК). Судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда отменила это решение и полностью отказала в иске. По ее мнению, если вступившим в законную силу приговором суда установлена вина Маркина в совершении преступления, компенсация морального вреда не подлежит взысканию с работодателя.

Тогда Носова обратилась в Верховный суд. Тот изучил обстоятельства дела и установил, что выводы суда апелляционной инстанции основаны на неправильном применении норм действующего законодательства. По мнению ВС, на работодателя как на владельца источника повышенной опасности возлагается обязанность по возмещению не только имущественного, но и морального вреда, причиненного его работником при исполнении трудовых обязанностей. Таким образом, отметил ВС, принятое судом первой инстанции решение является законным, размер компенсации определен с учетом фактических обстоятельств дела, тяжести причиненного вреда, степени нравственных страданий истца, материального положения ответчика, а также с учетом требований разумности и справедливости. Поэтому ВС отменил апелляционное определение и оставил без изменения решение суда первой инстанции (№ 18-КГ18-29).

ИСТЕЦ: Ирина Носова*

ОТВЕТЧИК: ИП Н.Ф. Заика

СУТЬ СПОРА: О компенсации морального вреда, причиненного в результате ДТП со смертельных исходом.

РЕШЕНИЕ СУДА: Отменить апелляционное определение, оставить без изменения решение суда первой инстанции, которым назначена компенсация 500 000 руб.

«ВС исправил ошибку, допущенную апелляцией. Она в нарушение ст. 1068 ГК посчитала ответственным за причинение вреда водителя, состоявшего в трудовых отношениях с владельцем машины. Определение ВС полностью соответствует постановлению Пленума ВС от 26 января 2010 № 1», – считает адвокат, партнер ЮК LDD Андрей Попов. «Кроме того, аналогичная позиция отражена в целом ряде определений по конкретным делам: например, № 4-КГ16-15, № 18-КГ15-134, № 41-КГ14-6, № 64-КГ14-1, № 45-КГ13-7», – добавила адвокат, советник КА «Муранов, Черняков и партнеры» Ольга Бенедская. «С одной стороны, такое регулирование продиктовано обязанностью работодателя обеспечить его работнику безопасную эксплуатацию машины. С другой стороны, оно гарантирует потерпевшему фактическое возмещение вреда, поскольку работник попросту может не располагать большой суммой денег, в то время как работодатель имеет возможность изыскать их за счет реализации авто», – объяснил юрист национальной ЮК «Митра» Антон Томилин. «В данном случае нет оснований, которые могли бы освободить ИП от возмещения компенсации. В то же время он имеет право регрессного требования денег с работника. Поэтому определение ВС важно для практики, так как все еще встречаются разные позиции судов по аналогичным спорам», – считает руководитель Коммерческой практики ЮК BMS Law Firm Денис Фролов. Возможно, противоречивая практика связана с изменением законодательства, произошедшим в 2012 году, когда была отменена необходимость выдачи доверенности на управление машиной. «Практика по данному вопросу вообще имеет длительную историю. Еще в Обзоре законодательства ВС за четвертый квартал 2005 года содержалась позиция: в соответствии с п. 1 ст. 1079 ГК, юрлица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (в частности, с использованием авто), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего», – рассказала старший юрист КА «Ковалев, Тугуши и партнеры» Ксения Степанищева.

Можно ли привлечь к полной материальной ответственности водителя, попавшего в ДТП на служебном авто?

Водитель организации на служебном автомобиле уехал в командировку в другой город. Там он попал в ДТП. Работодатель хочет привлечь его к полной материальной ответственности. Вправе ли он так поступить, учитывая, что договор о материальной ответственности с сотрудником не заключали? В случае, если к полной материальной ответственности привлечь работника не получится, в каком размере организация сможет удержать сумму ущерба из заработной платы?

Когда работник должен возместить работодателю ущерб в полном размере

Материальная ответственность в полном размере возлагается на работника при наличии в законе указания на такую ответственность работника за причинение ущерба работодателю при исполнении трудовых обязанностей.

Для того, чтобы привлечь работника к полной материальной ответственности по основанию, предусмотренному законом, необходимо соблюдение следующих условий:

  • наличие в законе указания на полную материальную ответственность работников;
  • выполнение работником трудовой функции, которая в соответствии с законом предполагает полную материальную ответственность;
  • причинение работодателю прямого действительного ущерба при исполнении работником трудовых обязанностей.

Материальную ответственность в полном размере причиненного ущерба работник может нести лишь в случаях, предусмотренных статьей 243 Трудового кодекса. К таким случаям относится, в том числе:

  • возложение материальной ответственности в полном размере за ущерб, причиненный работодателю при исполнении работником трудовых обязанностей;
  • недостача ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу;
  • умышленное причинение ущерба;
  • причинение ущерба в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения;
  • причинение ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда.

В числе одного из оснований возмещения ущерба в полном размере статьей 243 Трудового кодекса назван договор о полной материальной ответственности. Но, чтобы заключить с работником договор о полной материальной ответственности необходимо, чтобы:

  • должностные функции сотрудника были связаны с непосредственным обслуживанием денежных, товарных ценностей;
  • должность сотрудника входила в Перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества (утв. Постановлением Минтруда от 31.12.2002 № 85).

Если должность работника или конкретная поручаемая ему работа не предусмотрена указанным Перечнем, а к таким лицам относятся водители, то работодатель не вправе заключить с сотрудником письменный договор о материальной ответственности.

Как взыскать ущерб, если договор о материальной ответственности с работником не заключен

В случае, когда договор о материальной ответственности заключен, работник несет полную материальную ответственность. Но если такого договора нет – сотрудник будет отвечать в пределах своего среднего месячного заработка. Такой вывод можно сделать из письма Минтруда от 13.05.2021 № 14-2/ООГ-4319.

Читайте также  Порядок возмещения ущерба при ДТП по ОСАГО

Ущерб, который не превышает среднего месячного заработка работника, взыщут на основании распоряжения работодателя без обращения в суд. Свой приказ о взыскании ущерба работодатель должен издать не позднее 1-го месяца с того момента, как точно установит размер причиненного вреда.

Если размер взыскиваемых сумм превышает среднемесячный заработок работника либо работник не согласен с размером и основанием удержания, то причиненный ущерб работодателю придется взыскивать через суд.

Возмещение ущерба водителем в полном размере без договора о материальной ответственности возможно

Несмотря на то, что должность водителя не включена в Перечень должностей работников, которые обслуживают материальные ценности и с которыми можно заключить договор о полной материальной ответственности, возложить на виновного в аварии сотрудника ущерб в полном размере, можно.

Водитель, виновный в ДТП и привлеченный к административной ответственности, должен полностью возместить причиненный организации ущерб без отдельного договора.

В полном размере причиненный ущерб работник должен возместить в случае причинения им вреда в результате административного проступка, если таковой установлен соответствующим государственным органом.

То есть сотрудник, вина которого в совершении ДТП установлена решением суда или постановлением о назначении административного наказания, должен возместить вред, причиненный работодателю, в полной сумме.

При этом если суд освободит лицо от ответственности, посчитав совершенное им деяние малозначительным, на привлечение к полной материальной ответственности это не повиляет. В таком случае работодатель тоже вправе требовать возмещение вреда в полном объеме (п. 12 постановления Пленума Верховного суда от 16.11.2006 № 52).

Читайте в бераторе «Практическая энциклопедия бухгалтера»

Материальная ответственность водителей при перевозке грузов

Больше материалов по теме «Сотрудники» вы можете получить в системе КонсультантПлюс .

  1. Договор и мера ответственности
  2. Содержание договора
  3. Правовая практика

Водители, работающие на организацию-перевозчика, несут материальную ответственность за груз при перевозке. Каков объем этой ответственности, может ли перевозчик взыскать ущерб с водителя полностью?

Договор и мера ответственности

Очевидно, что перевозчик заинтересован в возмещении нанесенного ему вреда полностью. Заключая трудовой договор и договор о материальной ответственности с водителем, работодатель, как правило, стремится сформулировать его положения соответствующим образом. Однако вопрос этот в правовом поле до конца не отрегулирован.

Вначале определим, что сама по себе должность водителя не подразумевает полной материальной ответственности. Правительственным постановлением № 823 от 14/11/02, постановлением Минтруда № 85 от 31/12/02 установлен перечень должностей и работ, при которых законно заключение договоров о полной индивидуальной или коллективной материальной ответственности, установлены их типовые формы. В перечне водители не упомянуты. Следовательно, речь по общему правилу идет о возмещении ущерба в ограниченном размере.

В то же время перечень позволяет заключать такие договоры с экспедиторами (инкассаторами), лицами, занимающимися перевозкой ценностей, груза. Этим часто пользуются наниматели, заключая договор с одним и тем же работником, как с экспедитором, так и с водителем.

Может иметь место договор «перевозчик-водитель», с учетом положений ст. 241 ТК РФ, где средний заработок водителя за месяц указывается как граница материальной ответственности работника по умолчанию.

Находят применение и договоры о коллективной ответственности водителей. Они действуют, если ущерб нанимателю налицо, а определить вину одного из работников достоверно нельзя. Такой документ имеет смысл, например, если два водителя трудятся на одном автомобиле в одну смену. Здесь возникает уже общая ответственность, вступают в действие положения ТК РФ о коллективной ответственности, что учитывается судом. В ст. 245 ТК РФ говорится о группе лиц, на которую ложится материальная ответственность в полном объеме за недостачу ценностей, принадлежавших нанимателю.

Содержание договора

В договор материальной ответственности с водителем включается обычно не только обязанность доставить груз от точки до точки, но и ремонт при необходимости, заправка, контроль загрузки и выгрузки ценностей, товара.

Кроме того, могут включаться такие условия:

  • обязанность следить за распределением груза при погрузке (но это условие не снимает полностью ответственность с грузоотправителя, производящего погрузку, согласно ст. 37 Устава автомобильного транспорта ФЗ № 259 от 08/11/07);
  • обязанность следить за грузом в кузове с точки зрения соблюдения ПДД;
  • обязанность принимать груз по накладной, пересчитывать его, проверять качество и целостность тары, упаковки;
  • обязанность оформления недостачи и порчи при их обнаружении;
  • наличие униформы (халата) и медицинской книжки.

Здесь речь идет об элементах договора транспортной экспедиции перевозчика, а водитель принимает на себя обязанности экспедитора, так как является представителем перевозчика. Именно такие контракты чаще всего имеют место.

Важно! Указание в договоре о материальной ответственности с работником конкретной должности обязательно, иначе привлечь его к ответственности проблематично.

Особенно сомнительным, с точки зрения сложившейся судебной практики, выглядит пункт договора с водителем о его полной материальной ответственности за груз. Однако взыскать с работника штрафы, убытки, понесенные в результате нарушения корректно составленного договора, перевозчик может. Ограничение суммой среднемесячного заработка при этом сохраняется.

Правовая практика

Основной вопрос при утрате или порче груза и для перевозчика, и для водителя состоит в объеме материальной ответственности. Ее наличие определяется договором, но величину, как правило, определяет суд. Поскольку профессия в соответствующих документах Правительства и Минтруда отсутствует, полностью отвечать водитель за груз не может. Многие суды придерживаются такой точки зрения.

К примеру, Омский областной суд (аппеляционное определение судебной коллегии по гражданским делам, д. № 33-897/2019 от 28/02/019 г.) при рассмотрении вопроса о привлечении водителя, допустившего аварию служебного автомобиля, к материальной ответственности в полном объеме такую возможность исключил.

При этом отмечено, что:

  • договоры о полной материальной ответственности за автомобили сами по себе незаконны, поскольку автомобиль — это средство для перевозки груза, не являющееся транспортируемой материальной ценностью;
  • привлечение водителя к полной материальной ответственности как работника, осуществляющего транспортировку материальных ценностей, незаконно.

Суд установил, что водитель обязан компенсировать ущерб только в размере среднемесячного заработка (ст. 241 ТК РФ). Такое положение дел сохраняется, даже если работник ранее взял на себя обязательства полностью возместить ущерб (ст. 248 ТК РФ), а затем изменил свое решение. Подобный подход определяется тем, что работник считается более слабой стороной в трудовых отношениях, по сравнению с работодателем.

Кроме того, водитель может отвечать лишь за реальный ущерб, а не за упущенную выгоду работодателя.

Существенный вопрос – время, за которое определяется средний заработок водителя (момент причинения ущерба, обнаружения или взыскания). Поскольку в законодательстве и разъяснительных документах четких указаний нет, суды принимают различные точки зрения, например:

  • на день судебного решения (Суд. уч. № 1 г. Северодвинск, д. № 2-1512);
  • на день причинения ущерба (Архангельский облсуд, суд. уч. № 2 Холмогорского района д. № 2-450).

В некоторых случаях материальный ущерб может взыскиваться по суду с водителей полностью:

  1. Водитель не находился на работе, но причинил ущерб нанимателю, например, похитив автомобиль (ст. 243 ТК РФ, ч. 1-8).
  2. Водитель совершил административный проступок и причинил ущерб (ст. 243 ТК РФ ч. 1-6).
  3. Водителем причинен ущерб как результат преступных действий. Данное обстоятельство установлено судебным приговором (ст. 243 ТК РФ ч. 1-5).
  4. Водитель был пьян, когда причинил ущерб. Речь идет об алкогольном и любом ином виде опьянения (ст. 243 ТК РФ ч. 1-4).
  5. Вред имуществу со стороны водителя умышленный, и работодатель доказал этот факт. Если доказательств умысла нет, полностью взыскивать ущерб нельзя (ст. 243 ТК РФ ч. 1-3).
  6. Ценности были переданы водителю по разовому документу, который он подписал. Установлен факт недостачи таких ценностей. Подобные случаи бывают, если водителю, а не другому работнику, сопровождающему груз, по доверенности передается имущество. Существенный нюанс: передача должна быть разовой и срочной (ст. 243 ТК РФ ч. 1-2).
Читайте также  Группа разбора ДТП как проходит

По каждому приведенному случаю в РФ существует обширная судебная практика. В одних случаях судьи принимают сторону водителя, а в других – нанимателя.

ДТП по вине работника: кто возместит ущерб

Работодатель имеет право на регрессный иск

Юрий Иванченко* работал в ООО «СПб-ТРАНС» водителем — экспедитором, когда на служебной машине он превысил скорость и въехал в автомобиль Игоря Ефремина*. Дело об административном правонарушении в отношении Иванченко не возбудили в связи с отсутствием состава. Пострадавший подал иск к ООО «СПб-ТРАНС». Калужский районный суд Калужской области постановил взыскать с общества 232 944 руб. ущерба, а также 15 000 руб. расходов на представителя (№ 2-12375/2016). Калужский областной суд подтвердил законность такого решения (№ 33-1192/2017). В итоге фирма перечислила взысканные суммы на банковский счёт Ефремина.

Поскольку ООО «СПб-ТРАНС» при приеме на работу заключило с Иванченко договор о полной индивидуальной материальной ответственности, общество обратилось в суд с иском о возмещении 247 944 руб. ущерба в порядке регресса (ст. 1081 ГК, ст. 243 ТК). Работник ссылался на отсутствие оснований для возложения на него материальной ответственности в полном размере. Он утверждал, что договор о полной индивидуальной материальной ответственности заключён с нарушением требований действующего законодательства.

Работодатель несёт обязанность по возмещению третьим лицам вреда, причинённого его работником при исполнении им трудовых обязанностей. В случае возмещения такого вреда работодатель имеет право регрессного требования к своему работнику в размере выплаченного возмещения (ст. 1068, 1081 ГК).

Материальная ответственность возлагается на виновного

Фрунзенский районный суд г. Санкт-Петербурга взыскал с Иванченко в пользу ООО «СПб-ТРАНС» 247 944 руб. причинённого ущерба в порядке регресса и 5 679 руб. расходов на уплату госпошлины (№ 2-4750/2018). Санкт-Петербургский городской суд подтвердил законность этого решения (№ 33-4416/2019). Суды отметили: ДТП произошло по вине Иванченко в период исполнения им трудовых обязанностей в ООО «СПб-ТРАНС», размер ущерба никто не оспаривал. Ссылку на незаконность заключённого договора о полной материальной ответственности суд счел несостоятельной, поскольку встречный иск о признании такого договора недействительным не заявлялся.

Иванченко обратился в Верховный суд, который напомнил: материальная ответственность причинённого ущерба в полном размере может быть возложена на работника только в случае вынесения в отношении него постановления о назначении административного наказания или о прекращении производства по делу об административном правонарушении в связи с его малозначительностью (п. 6 ч. 1 ст. 243 ТК, постановление Пленума ВС от 16.11.2006 № 52).

Поскольку Иванченко не совершал административного правонарушения, вывод судебных инстанций нельзя признать правомерным, решил ВС. Судьи ВС разъяснили: материальная ответственность причиненного ущерба в полном размере возлагается на работника в случае недостачи ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу (п. 2 ч. 1 ст. 243 ТК).

При этом должность водителя не включена в Перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества. Поэтому ВС отменил решения нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (№ 78-КГ19-54). Пока еще оно не рассмотрено.

Работник не может заплатить больше среднего заработка

«Позиция ВС является абсолютно законной и обоснованной. ВС неоднократно вставал на сторону работников, незаконно привлекаемых к ответственности в полном объеме причиненного ущерба», — сообщил старший юрист Рустам Курмаев и партнеры Кирилл Барановский.

Управляющий партнер юркомпании «Генезис» Артем Денисов заметил, что судебная практика по таким делам очень противоречива. Одни суды считают, что водителя нельзя обязать (ПРОСТО — НЕЛЬЗЯ ОБЯЗАТЬ) возместить вред в полном объеме, превышающем его средний месячный заработок (Обзор ВС за четвертый квартал 2009 года; N 33-727/2012; N 33-12974/2012). Другие суды придерживаются противоположной позиции (N 33-13873/2010). А руководитель практики «Интеллектуальная собственность» юркомпании Лемчик, Крупский и Партнеры Александра Акимова напомнила: апелляционное определение ВС Республики Татарстан содержит вывод, что сохранность транспортного средства, осуществляющего перевозку, не может быть предметом договора о полной материальной ответственности (N 33-13727/2019).

Системное толкование норм материального права, приведенное ВС, свидетельствует о том, что привлечение работников к полной материальной ответственности строго регламентировано и невозможно по основаниям, не установленным законом.

Марина Костина, адвокат ЮГ Яковлев и Партнеры

«Позиция ВС направлена на защиту прав и законных интересов наемного работника как более слабой стороны. Можно не сомневаться в том, что районный суд примет иное решение. Скорее всего, с виновника ДТП будет взыскан ущерб компании в размере, не превышающем средний месячный заработок водителя-экспедитора, как подчеркивается в ст. 241 ТК», — считает автоюрист Юлия Дымова. Руководитель юридического дивизиона RBS Павел Русецкий уверен: при повторном рассмотрении дела стоит ожидать от суда полного освобождения работника от обязанности возместить причинённый ущерб в связи с отсутствием его вины или снижения размера ответственности до среднего заработка работника. Русецкий порекомендовал всем работодателям оформлять не только полис ОСАГО, но и КАСКО.

* — имя и фамилия изменены редактором

Отвечает ли работодатель за гибель работника в ДТП при исполнении им трудовых обязанностей?

Верховный Суд опубликовал Определение от 13 января по делу № 14-КГ19-28, касающемуся спора о взыскании компенсации морального вреда с работодателя членами семьи работника, погибшего в результате ДТП при исполнении трудовых обязанностей.

Алексей Перфильев работал инспектором по качеству и приемке строительно-монтажных работ в Строительно-монтажном тресте № 7 воронежского филиала АО «РЖДстрой». В декабре 2017 г. руководство направило его и его напарника К. на период с 1 по 28 декабря на станцию Миллерово Ростовской области для проверки качества и объема выполненных железнодорожных работ. 19 декабря Алексей Перфильев и К. ехали в автомобиле «Нива» на ежедневное совещание по строительству железнодорожных объектов, но по пути попали в ДТП, в результате которого погибли.

Правоохранительные органы возбудили уголовное дело в отношении К., который на момент аварии находился за рулем авто, по ст. 264 «Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств», однако затем прекратили его в связи со смертью. Созданная работодателем комиссия в акте о расследовании группового несчастного случая по форме Н1 указала, что причиной инцидента послужило нарушение К. правил дорожного движения.

Впоследствии вдова и две дочери Перфильева обратились в суд с иском о взыскании с АО «РЖДстрой» компенсации морального вреда на сумму в 2 млн руб. в пользу каждой из них. Они настаивали, что причиной несчастного случая стало неисполнение работодателем возложенной на него трудовым законодательством обязанности по обеспечению работникам безопасных условий труда.

Истицы указали, что участок железнодорожной линии, куда были отправлены Алексей Перфильев и К., находился за пределами населенного пункта, а ответчик не обеспечил своих работников каким-либо видом транспорта для перемещения по объектам строительства. При этом у них не имелось возможности добираться до места проверки объектов строительства общественным транспортом, в том числе железнодорожным. Автомобиль «Нива», на котором Алексей Перфильев и К. двигались к месту проведения совещания, фактически был предоставлен им субподрядной организацией по согласованию с «РЖДстроем».

Читайте также  Правила оказания первой медицинской помощи при ДТП

Первая инстанция отказала в удовлетворении иска, а апелляция поддержала это решение. Суды указали на недоказанность вины работодателя в произошедшей автомобильной аварии, так как автомобилем управлял К., который в итоге и нарушил ПДД. Суды также отметили, что работодатель не выносил распоряжения о предоставлении автомобиля «Нива» своим работникам и они воспользовались им по собственному усмотрению. Вторая инстанция добавила, что К. действовал без ведома работодателя и именно его действия, не входящие в его трудовую функцию, повлекли смерть Алексея Перфильева.

В кассационной жалобе в Верховный Суд РФ женщины просили отменить судебные акты нижестоящих инстанций как незаконные.

После изучения материалов дела Судебная коллегия по гражданским делам ВС напомнила, что обеспечение приоритета сохранения жизни и здоровья работников является одним из направлений государственной политики в области охраны труда, а каждый работник имеет право на рабочее место, соответствующее требованиям трудового законодательства, а также гарантии и компенсации, установленные в соответствии с ТК РФ, коллективным договором, локальным нормативным актом, трудовым договором, если он занят на работах с вредными и (или) опасными условиями труда.

Как подчеркнул ВС, каждый работник имеет право на труд в условиях, отвечающих государственным нормативным требованиям охраны труда, включая требования безопасности. Это право работника реализуется исполнением работодателем обязанности создавать такие условия труда. «При получении работником во время исполнения им трудовых обязанностей травмы или иного повреждения здоровья ему в установленном законодательством порядке возмещается материальный и моральный вред. В случае смерти работника в результате несчастного случая на производстве исходя из положений трудового законодательства, предусматривающих обязанности работодателя обеспечить работнику безопасные условия труда и возместить причиненный по вине работодателя вред, в том числе моральный, а также норм гражданского законодательства о праве на компенсацию морального вреда, члены семьи работника имеют право на возмещение работодателем, не обеспечившим работнику условия труда, отвечающие требованиям охраны труда и безопасности, морального вреда, причиненного утратой родственника», – отмечено в определении.

Суд пояснил, что в рассматриваемом деле нижестоящие инстанции не установили юридически значимые обстоятельства – например, были ли обеспечены работодателем погибшему работнику условия труда, отвечающие требованиям охраны труда и безопасности. Высшая судебная инстанция также не согласилась с выводом апелляции о том, что вред здоровью Перфильева, повлекший его смерть, был причинен действиями К., не входящими в трудовую функцию последнего. Как пояснил ВС РФ, оба сотрудника ехали в машине к месту проведения рабочего совещания по заданию их работодателя.

Таким образом, ВС отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Адвокат МКА «СЕД ЛЕКС», старший партнер «Альтависта» Валерия Аршинова отметила, что в рассматриваемом деле Верховный Суд подчеркнул актуальный подход судебной практики по данной категории дел. «В силу норм трудового законодательства работодатель несет ответственность за обеспечение условий труда на рабочем месте, при разъездном характере работы данная ответственность распространяется на период доставления работника к месту осуществления трудовых функций. Кроме того, погибшие сотрудники находились в командировке, и в данном случаев работодатель обязан обеспечить все условия для работы и проживания, отвечающие требованиям безопасности», – пояснила она.

По мнению эксперта, с учетом наличия акта по форме Н1 истцам необходимо было обжаловать его, поскольку в нем был указана причина – нарушение ПДД другим сотрудником компании. «Определение Верховного Суда РФ должно послужить основанием к возбуждению уголовного дела в отношении сотрудника компании, который отвечает за охрану труда. По всем случаям, связанным с производством, пострадавший работник со дня наступления страхового случая в соответствии со ст. 7 Закона об обязательном социальном страховании от несчастных случаев и профессиональных заболеваний вправе требовать обеспечения по страхованию», – резюмировала Валерия Аршинова.

Адвокат АК № 22 «Гражданские компенсации» Нижегородской областной коллегии адвокатов Ирина Фаст назвала справедливыми и обоснованными выводы Суда. «Нижестоящие суды грубо нарушили нормы материального права, неверно распределив бремя ответственности за несчастный случай. Они также возложили на слабую сторону в процессе в лице родственников погибших обязанность доказывать вину работодателя, такая тенденция в судах общей юрисдикции особенно явно прослеживается в спорах “простого человека” с крупными корпорациями», – пояснила она.

Эксперт с сожалением отметила, что в рассматриваемом деле Верховный Суд не стал принимать самостоятельное решение по существу, несмотря на наличие всех необходимых доказательств. «Все юридическое сообщество с нетерпением ожидает судебных актов Верховного Суда, в которых будет взыскана компенсация морального вреда, чтобы понять, какие же суммы высшая инстанция считает разумными и справедливыми за жизнь и здоровье человека», – подчеркнула Ирина Фаст.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: