Могут ли лишить прав без медицинского освидетельствования

Водителя не лишили прав за отказ от медицинского освидетельствования: судебный прецедент

Вот в каких случаях водителя не могут лишить прав за отказ пройти медосвидетельствование.

Все мы знаем, что в действующем законодательстве де-юре действует презумпция невиновности. Но ни для кого не секрет, что, например, глава 12 Административного кодекса, которая касается всех водителей, уже давно себя дискредитировала в связи с тем, что де-факто в этой главе действует для водителей презумпция виновности, из-за чего вместо того чтобы вину водителя доказывали органы ГИБДД и суд, водителям приходится доказывать свою невиновность. Причем очень часто сделать это весьма трудно даже при явных нарушениях со стороны владельцев полосатых жезлов и судов.

Все мы знаем, что работники ГИБДД уже давно придумали 1001 способ привлечь водителя к административной ответственности, пользуясь юридической неграмотностью водителей. Вот, например, одна из любимых разводок бравых дпсников, связанная с медицинским освидетельствованием водителей на состояние опьянения.

И таких случаев по стране тысячи. К сожалению, большинство водителей занимают пассивную позицию, предпочитая не отстаивать свои права, незаконно лишаясь водительских прав.

Но есть водители, которым закон, наоборот, помогает остаться с правами, даже если водитель был выпившим, управляя автомобилем, и отказался от прохождения медицинского освидетельствования. Как такое может быть? Оказывается, может. Тут все дело в сроках давности привлечения к административной ответственности и наличии нарушения законодательства, затрагивающего права водителя. Вот один из примеров из судебной практики, как водителю удалось избежать административной ответственности за отказ от медицинского освидетельствования.

Некий Кузнецов Ю.А., который управлял BMW 520, ночью был остановлен сотрудниками ГИБДД в Иркутской области для проверки документов. Во время проверки у водителя были обнаружены признаки опьянения: запах алкоголя изо рта и резкое изменение кожных покровов лица. Водителю было предложено пройти медицинское освидетельствование, от которого он отказался, нарушив пункт 2.3.2 ПДД РФ, по факту чего сотрудниками ДПС был составлен административный протокол в соответствии с частью 1 статьи 12.26 КоАП РФ, а материалы дела направлены в мировой суд.

Мировой суд, рассмотрев административное дело, оштрафовал Кузнецова на 30000 рублей и лишил его водительских прав на 1 год и 6 месяцев. Водитель, не согласившись с решением, оспорил его в районном суде, который в итоге отменил постановление мирового суда, освободив водителя от ответственности. Вот как рассудил суд:

В своей жалобе Кузнецов заявил, что он не был надлежаще извещен о времени и месте рассмотрения дела в мировом суде, что повлекло нарушение его конституционного права на защиту.

Судья районного суда Иркутской области, проверив с учетом требований ч. 3 ст. 30.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях материалы дела об административном правонарушении, ознакомившись с доводами, изложенными в жалобе, заслушав защитника Кузнецова Ю.А. – Кесель А.К., приходит к выводу о том, что имеются основания для удовлетворения жалобы, исходя из следующего.

В силу ч. 1 ст. 1.6 Кодекса РФ об административных правонарушениях лицо, привлекаемое к административной ответственности, не может быть подвергнуто административному наказанию и мерам обеспечения производства по делу об административном правонарушении иначе как на основаниях и в порядке, установленных законом.

По мнению судьи, согласно части 1 статьи 24.1 КоАП РФ задачей производства по административным правонарушениям является всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств дела, а также разрешение его в соответствии с действующим законодательством. Мировой же суд не выполнил требование этой нормы закона.

Так, согласно части 2 статьи 25.1 КоАП РФ дело об административном нарушении рассматривается с участием лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

Дело может быть рассмотрено в отсутствии указанного лица в соответствии с частью 3 статьи 28.6 КоАП РФ или если у суда есть данные, что лицо надлежащим образом было извещено о месте и времени рассмотрения административного дела. Также суд имеет право рассмотреть дело без участника, если от него поступило соответствующее ходатайство.

В деле же Кузнецова Иркутский суд усмотрел отсутствие данных о надлежащем извещении водителя о рассмотрении дела в мировом суде.

Так, было установлено, что судебное извещение мирового суда о назначении времени и места рассмотрения дела было направлено по адресу, указанному в процессуальных документах, составленных сотрудником ГИБДД в отношении Кузнецова, которое было возвращено в мировой суд с отметкой «Нет такой улицы».

Вместе с тем, несмотря на то что данный адрес водителя был неверно указан в документах, составленных сотрудником ГИБДД, в материалах дела имелась карточка операций с водительским удостоверением Кузнецова, в которой указан адрес его постоянного места регистрации, который совпадает с местом проживания водителя. Но по этому адресу мировой суд не выслал извещение о времени и месте рассмотрения дела, нарушив права водителя.

Также мировой суд высылал Кузнецову смс-уведомление о времени и месте рассмотрения дела об административном нарушении, которое не было доставлено абоненту. Повторное смс-извещение на телефон судьей не производилось (п. 8.3 Приказа Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 25.12.2013 г. № 257 «Об утверждении Регламента организации извещения участников судопроизводства посредством СМС-сообщений»). Соответственно, согласно закону такое смс-извещение, по мнению районного суда, не может быть признано надлежащим.

Учитывая все это, районный суд отменил постановление мирового суда в отношении Кузнецова из-за того, что он не был надлежаще извещен о времени и месте рассмотрения административного дела по части 1 статьи 12.26 КоАП РФ, что не позволило мировому судье всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело.

Также, принимая решение об отмене постановления в отношении водителя, подавшего жалобу, суд учитывает, что на момент рассмотрения жалобы истек срок давности привлечения к административной ответственности. В итоге вопрос о виновности водителя, предусмотренной частью 1 статьи 12.26 КоАП РФ, не может быть предметом обсуждения. Таким образом, административное дело было прекращено в связи с истечением сроков давности привлечения к административной ответственности.

Не так дышал

Верховный суд стал очень строг к процедуре проведения освидетельствования таких водителей. Юристы утверждают, что акты о медосвидетельствовании, оформленные с нарушением процедуры, стали признаваться недопустимыми доказательствами буквально три месяца назад. Это дает уверенность в том, что и медики будут относиться к процедуре с должным вниманием. Соответственно, сократится количество необоснованных наказаний.

Итак, приведем конкретные примеры. 7 декабря Верховный суд рассмотрел жалобу некоего А.В. Челпанова. Ему мировой судья вменил пьянство и назначил 30 тысяч штрафа, а также 1 год и 10 месяцев лишения права управления. Все дальнейшие суды подтверждали решение мирового судьи. Однако Верховный суд, изучив материалы дела, пришел к другому выводу.

Дело в том, что по инструкции по проведению медицинского освидетельствования замеры должны производиться либо одним прибором количественного анализа с разницей в 20 минут, либо двумя приборами качественного анализа с той же разницей во времени.

Речь идет об инструкции по медосвидетельствованию на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и заполнению учетной формы 307/У-05 «Акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством» (приложение N 3 к Приказу Министерства здравоохранения Российской Федерации от 14 июля 2003 г. N 308 «О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения»), .

Читайте также  Как зарегистрировать мотоцикл без документов в России

Это очень важный пункт. Сейчас объясним, почему. В случае с Челпановым врач не произвел второй замер. Таким образом была нарушена процедура, а по этому Верховный суд посчитал, что это не может быть однозначным доказательством того, что водитель управлял машиной в нетрезвом состоянии. Любое же сомнение трактуется в пользу обвиняемого. Поэтому Верховный суд освободил его от этого наказания, а административное дело прекратил по истечению сроков давности.

Другой случай произошел в Калуге. Там врач замерил выдох, соблюдя временные рамки, но двумя разными приборами. Однако в инструкции прописано иное. И не просто так. Каждый прибор имеет собственные значения погрешности. Как считает юрист Лев Воропаев, в данном случае показания прибора незначительно отличались от 0.16 мг/л, поэтому измерение вторым прибором могло исказить результат измерения, который был бы при осуществлении измерения только одним прибором, с учетом того, что каждый прибор имеет свою собственную погрешность.

Третий случай еще более интересен. Врач замерил выдох пациента даже три раза! Но Верховный суд не счел эти замеры законными.

Начнем с того, что в инструкции прописано два замера с четким соблюдением временных рамок. В данном случае время не было соблюдено. Поэтому через какие периоды проводились замеры — установить невозможно.

В результате первого замера прибор показал количество алкоголя в размере 0,21 мг/л выдыхаемого воздуха. Второй замер показал 0,12 мг/л. А третий, который уже никак не попадал под требования инструкции, показал результат в размере 0,2 мг/л.

Напомним, что законом установлена возможная суммарная погрешность измерений 0,16 мг/л. Она включает в себя и погрешность самого прибора, и метеорологические условия — температура на улице и влажность тоже влияют на показания приборов и метаболические процессы в организме остановленного водителя.

Поэтому Верховный суд счел, что замеры были проведены в нарушение инструкции. Неизвестно, с какой периодичностью они проводились. К тому же один из замеров показал результат ниже установленной погрешности. Поэтому доверять этим показаниям не стоит. Тем более что медики не установили состояние опьянения по клиническим признакам. То есть их либо придумали сотрудники ДПС, либо их попросту не было.

— В данном случае второй результат играет роль большую, чем третий, который проведен в нарушение пункта 16 приказа минздрава, — говорит Лев Воропаев. — Такой вывод сделан еще и потому, что у гражданина отсутствуют клинические признаки опьянения (раньше пункт 16 Приказа делал прямую отсылку к ним, как на обстоятельства, которые должны учитываться при установлении состояния опьянения). И тут, кстати, судья в обоснование своей позиции четко прописывает то, что результаты освидетельствования незначительно отличаются от погрешности в 0.16 мг/л.

Примечательно, что незначительное отличие Верховный суд учитывает все чаще. Кроме того, Верховный суд учитывает и историю правонарушений.

Вот еще один случай. Некий водитель Штуко попался в Саратовской области рано утром в нетрезвом состоянии. И инспекторы и медики провели все замеры и освидетельствования, как положено. Суд вынес ему наказание в размере штрафа 30 тысяч рублей и лишения права управления на 1 год и 11 месяцев. Почти по максимуму. Водитель оспорил это постановление в Верховном суде. Высший судебный орган признал, что его вина полностью доказана. Однако удивился столь жесткому наказанию.

Водитель до этого ни разу не совершал правонарушений, а уж тем более не попадался пьяным за рулем.

Поэтому Верховный суд посчитал, что не должен он нести столь тяжкое наказание. Отягчающими могут быть совершаемые им другие правонарушения. Но в деле их нет. И, по всей видимости, по запросу ВС их не предоставили. Таким образом столь суровое наказание не совсем соответствует нарушению. А поэтому Верховный суд сократил лишение прав до минимальной планки.

По словам Льва Воропаева, Верховный суд в этом плане значительно гуманней районных и областных судов. Те могут снизить наказание на месяц-два.

Отмена постановления о лишении прав за отказ от мед. освидетельствования

Суд апелляционной инстанции отменил постановление Мирового суда Красногорского района Московской области о признании виновным и привлечении к административной ответственности водителя по ч. 1 ст. 12.26 Кодекса РФ об административных правонарушениях – за невыполнение водителем законного требования сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения. Решением Красногорского городского суда Московской области от 02.03.2017 г. вынесенное постановление Мирового судьи отменено, производство по делу об административном правонарушении прекращено.

Обстоятельства «отказа» от медицинского освидетельствования на состояние опьянения

В конце февраля 2017 года к нам обратилась доверитель, которая следуя за рулем своей автомашины домой, была остановлена сотрудниками полиции, которые незаконно предъявили к ней требования о прохождении медицинского освидетельствования. Доверитель отказалась пройти медицинское освидетельствование, инспектором ДПС был составлен протокол, дело направлено на рассмотрение в суд. Будучи уверенной в своей невиновности, так как доверитель действительно не употребляла спиртные напитки за рулем, она сама решила защищать свои интересы в суде, не прибегая к квалифицированной юридической помощи. Суд перовой инстанции, не стал излишне церемониться, признал вину доверителя в совершении административного правонарушения и привлек к ответственности, лишив её права управления транспортным средством на 1 год и 6 месяцев, со штрафом 30 тыс. рублей. После этого, оставался лишь один шанс на обжалование постановления миррового судьи в апелляционном порядке. Поняв, что без квалифицированной юридической помощи не обойтись, доверитель обратилась к юристам за составлением апелляционной жалобы, и подав в установленном порядке жалобу, стала ожидать назначения судебного заседания в суде апелляционной инстанции. Все это происходило без нашего участия и до обращения к нам.

Обращение к квалифицированному защитнику по делу об отказе от медицинского освидетельствования

За пару дней до судебного заседания, доверитель по каким-то причинам стала сомневаться в квалификации юристов, к которым она обратилась до нас, и пришла за юридической помощью в нашу компанию. Изучив все материалы дела об административном правонарушении и доводы жалобы, прогноз перспективы дела был удручающим. Самой большой ошибкой, которую совершила доверитель, была попытка самостоятельной защиты своих прав в суде первой инстанции, без участия квалифицированного защитника. Доводы уже поданной апелляционной жалобы оставляли желать лучшего, были сформулированы не последовательно, скомкано и не понятно, хотя и содержали некоторые основания для отмены постановления суда первой инстанции.

Формирование позиции по делу об административном правонарушении по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ

Выслушав доверителя и исследовав материалы дела, нами была сформулирована следующая позиция.

Во первых, в протоколе об административном правонарушении, было указано только одно основание, предусмотренное правилами мед. освидетельствования, позволяющее полагать что водитель находится в состоянии алкогольного опьянения – запах алкоголя изо рта. Такой признак является субъективным суждением сотрудника полиции, который направлял водителя на освидетельствование. В ходе рассмотрения дела судом первой инстанции был допрошен только один понятой, который пояснил суду по данному вопросу, что стоял достаточно далеко от водителя, и не мог почувствовать был ли от водителя изо рта запах алкоголя. Второй понятой допрошен не был, и возможно, мог бы пояснить данное обстоятельство, и если бы наличие запаха алкоголя не нашло своего подтверждения, то достаточных оснований полагать, что водитель находится в состоянии алкогольного опьянения не имелось бы.

Читайте также  Обжалование протокола об административном правонарушении ГИБДД образец

Во вторых, имелись основания полагать, что при предложении пройти медицинское освидетельствование, инспектор ДПС проявил предвзятость. Как пояснила доверитель именно инспектор, который составлял протокол об административном правонарушении, неоднократно останавливал автомобиль под её управлением и предъявлял различные необоснованные претензии. Такое происходило, как до рассматриваемого в деле события административного правонарушения, так и после. В наше распоряжение доверителем была предоставлена видеозапись, на которой видно, что инспектор остановил автомобиль доверителя, и предъявляет к ней надуманные претензии, что она, якобы, испачкала ему куртку, хотя та сидела в салоне автомобиля, а инспектор находился возле автомобиля на обочине, и другие подобного рода.

В третьих, согласно Правил освидетельствования лица на состоянии алкогольного опьянения, перед тем, как направить водителя на медицинское освидетельствование, инспектор обязан был предложить пройти освидетельствование на месте, с использованием соответствующего технического средства. И прохождение освидетельствования на месте, и предложение пройти медицинское освидетельствование, делается в присутствии двух понятых. Доверитель сама просила освидетельствовать ее на состояние опьянения на месте, но инспектором ей было в этом отказано, ссылаясь на отсутствие необходимого прибора. В суде первой инстанции, допрошенный в качестве свидетеля понятой пояснил суду, что не помнит какое именно освидетельствование предложил пройти водителю инспектор на месте, или медицинское. На приобщенной к материалам дела видеозаписи, которую производили сотрудника ДПС, видно, что инспектор предложил пройти водителю медицинское освидетельствование, чему не предшествовало предложение пройти освидетельствование на состояние опьянения на месте.

Указанные выше обстоятельства указывали на нарушение порядка направления на освидетельствование, в связи с чем, требование сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования не было законным, а поскольку формулировка ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ предусматривает ответственность за невыполнение водителем законного требования сотрудника полиции, состав административного правонарушения в действиях водителя отсутствует. Это означает, что постановления суда первой инстанции подлежит отмене, водитель подлежит освобождению от административной ответственности, а дело прекращению.

Апелляция по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ по делу об отказе от прохождения освидетельствования

В суде апелляционной инстанции нами были приобщены к материалам дела и озвучены объяснения, более четко излагающие наши доводы и формирующие нашу позицию по делу. Суду заявлены ходатайства об исследовании и приобщении к делу видеозаписи, свидетельствующие о предвзятости сотрудников полиции, на которой инспектор ДПС предъявляет к водителю надуманные требования. Также заявлены ходатайства о вызове в суд и допросе в качестве свидетеля второго понятого, инспектора. Кроме того, мы просили суд запросить в подразделении ГИБДД, где проходит службу инспектор, выдавался ли в тот день наряду ДПС прибор для освидетельствования водителей на состояние опьянения. Суд исследовал и приобщил к материалам дела видеозапись, но посчитал возможным рассмотреть дело без допроса свидетелей и истребования указанных выше сведений.

В ходе судебного разбирательства, выслушав нашу позицию, суд согласился с ней, удовлетворив требования апелляционной жалобы, отменив постановление мирового судьи и прекратив производство по делу об административном правонарушении.

А было ли опьянение?

Практикующим адвокатам и юристам хорошо известно, насколько трудно доказать невиновность водителя по делам об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 12.8 (управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения) и 12.26 (невыполнение водителем транспортного средства требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения) КоАП РФ.

Нередко суды не обращают внимания ни на процессуальные нарушения, ни на ошибки при составлении документов, ни на противоречия показаний понятых и сотрудников ДПС, ни на показания свидетелей и лица, привлекаемого к административной ответственности. Нормы ст. 49 Конституции РФ и ст. 1.5 КоАП, предусматривающие презумпцию невиновности, применяются редко.

Приведу пример из своей адвокатской практики.

10 мая 2019 г. Наталья Амхадова, управляя автомобилем, стала участницей ДТП, в результате которого получила тяжкий вред здоровью.

С места аварии она была госпитализирована в медучреждение г. Новосибирска, где у нее, пока она находилась в бессознательном состоянии, были взяты биологические образцы для проведения химико-токсикологического исследования на предмет алкогольного и наркотического опьянения. По результатам исследования в крови Амхадовой было выявлено содержание этанола в количестве 0,46 гр/л.

Результаты освидетельствования послужили основанием для привлечения Амхадовой к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.8 КоАП.

Свою вину в правонарушении Наталья Амхадова не признавала и настаивала на своей невиновности, указывая на фальсификацию результатов химико-токсикологического исследования.

После моего вступления в дело в качестве представителя интересов доверительницы и участия в судебном разбирательстве у мирового судьи удалось установить обстоятельства, вызывающие сомнение в соблюдении порядка получения биологических образцов для проведения химико-токсикологического исследования.

В приложении № 3 к Порядку проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического), утвержденному Приказом Минздрава России от 18 декабря 2015 г. № 933н, установлены Правила проведения химико-токсикологических исследований при медосвидетельствовании (далее – Правила).

Согласно п. 6 Правил при невозможности проведения клинического исследования у водителя производится забор крови из поверхностной вены в объеме 15 мл в две пробирки объемом 10 и 5 мл. Пробирка с объемом крови 10 мл используется для проведения химико-токсикологических исследований, вторая (с объемом крови 5 мл) хранится как контрольный образец.

В каждом лечебном учреждении, где проводится забор крови для химико-токсикологических исследований, ведется журнал регистрации отбора биологических объектов. В нем указываются:

  • дата и время забора биоматериала;
  • ФИО лица, у которого производится забор;
  • наименование биоматериала и его объем;
  • код, присваиваемый биологическому объекту;
  • дата направления биологических объектов на исследование;
  • подпись освидетельствуемого лица;
  • фамилия лица, ответственного за взятие биоматериала.

Выписка из журнала, представленная в суд, содержала отметку о том, что у Натальи Амхадовой для проведения химико-токсикологических исследований было взято не 15 мл крови, как того требует порядок освидетельствования, а всего 4 мл крови плюс моча. При заборе крови женщина находилась под наркозом (по медицинским документам наркоз был введен за 10 минут до забора биоматериала), поэтому факт забора у нее крови засвидетельствовать не могла.

Любопытным в этом деле было то, что, согласно справке, в ГБУЗ НСО «Новосибирский областной клинический наркологический диспансер» кровь поступила в объеме 15 мл, из них 10 мл было использовано для проведения химико-токсикологических исследований.

Нас с доверительницей заинтересовало, в результате каких манипуляций 4 мл крови превратились в 15, и я ходатайствовал перед судом о проведении молекулярно-генетической экспертизы с целью определить принадлежность доверительнице контрольного образца.

В заявленном ходатайстве суд отказал. Тогда я потребовал провести повторное исследование по контрольному образцу.

В результате повторного исследования 25 сентября того же года было установлено содержание этанола в крови в объеме 0,28 гр/л, что меньше установленного предела и свидетельствовало об отсутствии у моей доверительницы состояния опьянения (состоянием опьянения считается концентрация этанола в крови в объеме более 0,3 гр/л).

Однако данные обстоятельства не смутили мирового судью, и 18 октября он вынес постановление о лишении Натальи Амхадовой водительских прав на полтора года со штрафом в 30 тыс. руб.

Читайте также  Сколько действительна справка от нарколога и психиатра

Постановление я обжаловал в Октябрьский районный суд г. Новосибирска. Рассмотрев жалобу, суд вернул дело на новое рассмотрение с указанием мировому судье дать надлежащую оценку доказательствам, устранить имеющиеся противоречия и провести необходимые экспертизы (решение по делу № 12-548/2019).

В ходе нового рассмотрения мировой судья, как и в прошлый раз, не утруждал себя оценкой доказательств. В новом постановлении по делу № 5-99/2020-6 он «устранил» противоречия в доказательствах по-своему. Судья указал, что, во-первых, у суда нет оснований сомневаться, что в ГБУЗ НСО «Новосибирский областной клинический наркологический диспансер» поступила кровь в объеме 15 мл, так как исследование крови проводилось именно в этом объеме. Во-вторых, то, что при исследовании контрольного образца у Амхадовой не было установлено состояние алкогольного опьянения, суд во внимание не принял, так как исследование проводилось по истечении четырех месяцев хранения контрольного образца.

Безусловно, и это постановление было обжаловано.

3 августа 2020 г. Октябрьский районный суд г. Новосибирска поставил точку в этом вопросе. Судья Марина Борзицкая разрешила дело на основании закона и исследованных доказательств.

Так, в судебном заседании был допрошен свидетель – фельдшер скорой помощи, оказывавший пострадавшей Амхадовой первую помощь. Свидетель показал, что для оказания неотложной медпомощи в вену пострадавшей был введен катетер, а место ввода было обработано спиртовой салфеткой, которая осталась на месте ввода. Впоследствии из того же катетера был произведен забор крови на химико-токсикологическое исследование. Этот факт послужил окончательным доводом, убедившим суд в невиновности моей доверительницы.

В итоге суд пришел к выводу, что порядок медицинского освидетельствования пациента в лечебном учреждении действительно был нарушен, и допущенные нарушения являются неустранимыми. Следовательно, в материалах дела отсутствует состав административного правонарушения.

Таким образом, постановление мирового судьи о привлечении Натальи Амхадовой к административной ответственности было отменено, а производство по делу прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП (решение по делу № 12-281/2020).

Данное дело демонстрирует, что лечебные учреждения не всегда должным образом соблюдают порядок проведения освидетельствования водителей на состояние опьянения.

Так, в предоставленной копии журнала не было ни одного пациента, у которого забор биологических сред был произведен без нарушений (в частности, у Амхадовой объем взятой для исследования крови составил 4 мл, у остальных – 9–10 мл при установленной норме 15 мл). Наркологические диспансеры не обращают внимания на несоответствие представленных анализов, нередко осуществляя подлог документов, указывают в справках исследования объемы биологических жидкостей согласно Правилам, а не фактически полученные. А поскольку такие нарушения распространены, и для адвокатов есть поле деятельности по защите нарушенных прав граждан.

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

ВС разрешил подозреваемым в опьянении водителям сдавать не мочу, а кровь

Верховный суд (ВС) РФ разъяснил алгоритм действий в случаях, когда подозреваемый в опьянении водитель не может сдать анализ мочи: правовые нормы позволяют взять на исследование кровь, а замена анализа не считается отказом от прохождения освидетельствования.

В высшую инстанцию с жалобой обратился водитель из Кисловодска, которого на 1,5 года лишили права управления транспортом и оштрафовали на 30 тысяч рублей за отказ пройти медицинское освидетельствование. Апелляционная и кассационная инстанции сочли это решение законным.

Согласно материалам дела, проверка на месте задержания дала отрицательный результат, но сотрудник ГИБДД был уверен, что водитель не трезв и отправил его на обследование в медучреждение. При этом автолюбитель на это согласился. Однако врачи сочли, что он сфальсифицировал пробы мочи, поэтому биологический объект для химико-токсикологического исследования не направлялся, а врач вынес заключение «от медицинского освидетельствования освидетельствуемый отказался».

Между тем водитель подчеркивал, что анализ он не подменял, но просил врача взять у него кровь, поскольку долгое время не мог сдать мочу в силу физиологического состояния.

Порядок проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения утвержден приказом Минздрава от 18 декабря 2015 года №933н, вступившим в силу, за исключением отдельных положений, с 26 марта 2016 года, напоминает ВС.

«Пунктом 6 приложения №3 к указанному Порядку определено, что при наличии у освидетельствуемого острых заболеваний, состояний, представляющих угрозу его жизни, или если в течение 30 минут после направления на химико-токсикологические исследования свидетельствуемый заявляет о невозможности сдачи мочи, производится отбор крови из поверхностной вены в объеме 15 мл в две пробирки (флакона) объемами 10 мл и 5 мл. Пробирка (флакон) с 5 мл крови хранится в химико-токсикологической лаборатории как контрольный образец. Вторая пробирка (флакон) с 10 мл крови (анализируемый образец) используется для проведения химико- токсикологических исследований», — указывает высшая инстанция.

В данном деле, согласно медицинскому акту, у водителя взяли первую пробу выдыхаемого воздуха, а второе исследование не проводилось.

При этом мочу у освидетельствуемого взяли лишь спустя более 4 часов после начала освидетельствования.

Допрошенный в суде врач пояснила, что водитель около 6 часов не мог сдать анализ и просил взять у него на исследование кровь, но она отказалась. Когда же автовладелец наконец сдал мочу, то медики установили, что биологическая среда является фальсификатом в связи с несоответствием температурной норме. Данный инцидент врачи трактовали, как отказ пройти от освидетельствования.

Таким образом, судами надлежащим образом не проверены доводы водителя и его защитника о нарушении порядка проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения, считает ВС.

Кроме того, заявитель просил разобрать его дело по месту жительства, но сведений о рассмотрении этого ходатайства в материалах дела не содержится, указывает он.

Также суды не проверили разночтениях в материалах: ГИБДД указала, что направляет водителя на освидетельствование из-за отрицательного результата исследовании на месте, но достаточных оснований подозревать, что он пьян. Однако в протоколе основанием для направления на освидетельствование указан «отказ от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения».

Таким образом, нельзя прийти к выводу, что мировой суд и последующие инстанции всесторонне, полно и объективно рассмотрели дело, считает высшая инстанция.

В связи с чем ВС отменил решение Кисловодского городского суда и постановление Пятого кассационного суда общей юрисдикции и направил дело на новое рассмотрение в Кисловодский городской суд.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: